Реальное время: Казахстан и Афганистан – пути сотрудничества
29 июня 2020, 11:00
Поделиться
Чингиз Канапьянов

управляющий директор, Ассоциация финансистов Казахстана

О нынешней ситуации в Афганистане и перспективе казахстанско-афганских отношений.
Гости: Талгат Калиев, посол по особым поручениям - специальный представитель президента Казахстана по Афганистану

Реальное Время: Казахстан и Афганистан – пути сотрудничества

 

Чингиз Канапьянов (Ч.К.) - Здравствуйте. Вы смотрите и слушаете радио Медиа Метрикс Казахстан. У нас в прямом эфире Талгат Калиев (Т.К.). Специальный представитель президента Республики Казахстан по Афганистану. И мы продолжаем цикл встреч с экспертами и представителями МИд РК по освещению актуальных проблем нашего региона и в целом мире. Здравствуйте, Талгат Габдуллович!

Т.К. - Доброе утро!

Ч.К. - Во-первых, разрешите Вас поздравить с новой должностью. Как я понимаю, эта должность введена впервые в Казахстане у нас. Можете поподробнее рассказать о задачах, формате Вашей предстоящей работы.

Т.К. - Спасибо, Чингис, за поздравления. На настоящей должности я нахожусь уже третий месяц. Относительно должности спецпредставителя президента Казахстана по Афганистану – она была учреждена впервые в истории нашей дипломатии. Основанием этому послужили ряд причин. Прежде всего необходимо всегда иметь ввиду, что Казахстан позиционирует себя лидером региона. А это подразумевает под собой, что лидерство проявляется и в сфере внешней политики. Во-вторых, необходимо отметить высокий интерес президента к ситуации в регионе к нашим ближайшим соседям, к которым относится, разумеется, и Афганистан. Ну, и третье – сама ситуация в Афганистане на начало 2020 года складывалась таким образом, что обрисовался некий выход из той ситуации, которая сложилась в этой стране на протяжении последних более четверти века. Я имею в виду, прекращение внутреннего конфликта с выходом на некое примирение между противоборствующими сторонами. В этой связи должность спецпредставителя по Афганистану подразумевает под собой прежде всего участие во всякого рода международных усилиях по достижению мира в Афганистане, взаимодействие как с отдельными государствами, международными организациями с целью достижения этой цели.

Ч.К. - Как я понимаю, у многих акторов и участников многих процессов в регионе – это и США и Европейский союз - есть аналогичные представители.

Т.К. - Да, безусловно. И в Соединенных штатах, и на уровне Европейского союза, Российской Федерации, государствах Центральной Азии должность уже существовала на протяжении долгого времени. Это и понятно. Демократическим государствам таким как Таджикистан, Туркменистан – они имеют такого рода должности. Россия и США – по статусу великих держав им само собой предполагалось, что такого рода должности существуют. Европейский союз, будучи давно вовлеченным в афганские дела, таким постом обладает. В Европе есть еще и национальные спецпредставители. В той же Германии, например, есть спецпредставители по Афганистану.

Ч.К. - Можете вкратце нашим слушателям и зрителям обрисовать общую ситуацию, что сейчас происходит в Афганистане?

Т.К. - Ситуация далека от идеала. Я имею ввиду, что тот наметивший, воображаемый прорыв в Афганском регулировании, который наметился в начале текущего года, к сожалению, пока не находит своего должного разрешения. В феврале 2020 года в городе Доха государстве Катар произошло занятное событие, к которому долго готовились, придавали большое значение. А именно было подписано мирное соглашение между Соединенными штатами и движением «Талибан». Трудно переоценить значение данного соглашения. Во-первых, две противоборствующие стороны, основные участники конфликта наконец-то согласились о прекращении взаимных боевых действий друг против друга. Специфика данного соглашения состоит в том, что к соглашению не имеет отношения правительство Афганистана. То есть, это двустороннее соглашение между талибами и американцами. Причина, по которой данное соглашение является двусторонним, общеизвестна: талибы не признают ни одно из правительств Афганистана – ни действующее, ни прошлое – ввиду своей четкой бескомпромиссной позиции, что они являются единственными представителями афганского народа. Соответственно, все переговоры, все вопросы, касающиеся Афганистана, должны вестись с ними. Такова позиция движения «Талибан». Многие возлагали большие надежды на данное соглашение, полагая, что оно откроет путь к урегулированию. Согласно данному соглашению Соединенные штаты обязались вывести свои войска из Афганистана. Достаточно большой контингент находился. В свою очередь талибы обещали прекратить военные действия против американских союзников. Но, к сожалению, пока мы видим, что нападения, атаки талибов продолжаются. Но речь идет о нападениях на афганское правительство. Против американцев такого рода действий не происходит. Они придерживаются своих обещаний, говоря, что соглашение между нами и американцами никоим образом не касается правительства Афганистана. В этом-то, собственно, и зарыта собака: игнорировать афганское правительство в данной ситуации… Образуется некий парадокс. Когда кто с кем воюет. Ну хорошо, американцы подписали соглашение и уйдут из Афганистана. Что дальше? Именно на это сейчас нацелены усилия международных посредников различных форматов. Их несколько – есть московский формат, есть стамбульский формат. В последнее время активизировалась контактная группа ШОС по Афганистану. Пытаются найти некое компромиссное решение, которое наконец-то привело бы к реальному прорыву в афганских отношениях. И в этом контексте Казахстан также стремится внести свой посильный вклад, потому что мы кровно заинтересованы в установлении мира в Афганистане, потому что, исходя из общего посыла, что продолжать конфликт без стабилизации в регионе. Торговлю региональную, в целом создает имидж региона неблагоприятный. В медийной сфере, особенно в западной. Понятно, что наши зрители могут сказать – где Афганистан и где Казахстан. Видите ли, мир достаточно тесен и взаимосвязан. Суть в том, что для Казахстана особую угрозу представляет не сколько сам конфликт афганский, а тот так факт, что он притягивает к себе всякого рода боевиков, террористов, в том числе и выходцев из Казахстана. И это, безусловно, не может не беспокоить нас с точки зрения национальной безопасности.

Ч.К. - Понятно, что все стороны, все страны региона заинтересованы в скорейшем урегулировании обстановки. Можете рассказать про усилия акторов, включая США, ШОС, ООН, как Вы сказали. Какие меры данные участники предпринимают по стабилизации ситуации?

Т.К. - Безусловно, все вовлеченные в данный конфликт посредники, прежде всего, правительство Афганистана, возглавляемое президентом Ашрафом Гани, оно является официально признанным членом ООН, пользуется поддержкой ООН. Имеет вес на международной арене. Есть наше посольство там и посольство Афганистана в Нурсултане. Что означает, что наши политические отношения развиваются так, как они должны развиваться. Политическое, экономическое, культурное взаимодействие. Казалось бы, происходит так как должно происходить. Аналогическая схема имеет и применяется и к другим государствам в отношениях с обеих сторон. Основной проблемой является существующий конфликт. Ни для кого ни секрет, что талибы контролируют значительную часть страны, те регионы, куда нет доступа полиции Афганистана. И это создает дуализм. Крайне сложно в этой ситуации вести некую взвешенную политику в отношении Афганистана, поскольку непонятно… те же самые инвесторы ставят вопрос, а где гарантии, что не потеряем свои инвестиции. С кем нам иметь дело: с правительством или с теми, кто контролирует реально ситуацию на той или иной территории. И в этой связи, безусловно… Есть дипломатия, которая развивается открыто, есть дипломатия, которой не придается огласки. Идет обмен мнениями, переговоры. В случае с Афганистаном центром переговоров стала Доха, столица Катара. Офис талибов, через который проходит все переговорные процессы. Но следует отметить, что бескомпромиссный характер позиции движения талибов в отношении предложений, опций, вариантов относительно предполагаемого разрешения конфликта – все это, безусловно, сильно сдерживает дальнейшие процессы. Повторюсь, что Казахстан заинтересован, крайне заинтеерсован, стремимся к достижению реального мира в Афганистане. Лучше худой мир, чем добрая ссора. Мы не вмешиваемся, не диктуем, не навязываем свое мнение, видение, каким был. Это дело афганцев решать, какой строй, режим. Это изначальный принцип, который заложен еще первым Елбасы Нурсултаном Абишевичем Назарбаевым, который продолжен Касым-Жомартом Токаевым и МИД. Вся наша дипломатическая служба свято придерживается данного принципа.

Ч.К. - Вы сказали и несколько раз упомянули несколько форматов, включая московский, включая стамбульский. Ряд внешних участников, достаточно активно помимо США и ЕС, про два активных участников я хотел бы поговорить – Турция и Китай. Каковы их позиции и как они коррелируют с усилиями Казахстана.

Т.К. - С точки зрения классической дипломатии особой разницы между позициями тех или иных посредников нет. Все говорят о необходимости прекращения конфликта, проведения переговоров, стремления всех усадить за стол, найти компромиссные решения. Разница существует только в осуществлении подходов, методов. На первоначальном этапе тот или иной посредник предлагает свою территорию для проведения переговоров. Проведение такого рода переговоров – это престижно, что к вашему мнению прислушиваются, что ваша территория нейтральная, приемлема для всех участников конфликта. Для примера, Астанинский процесс по Сирии, несколько раундов которого прошли в последние годы. Это означает, что Казахстан обладает достаточным международным авторитетом, приемлем для всех участников конфликта как государство незаинтересованное, нейтральное, стремящее обеспечить примирение. Аналогично происходит и с Афганистаном. По Китаю – если исходить из официальных заявлений китайской стороны, надо отметить, что Китай делает упор на экономическую составляющую. Что для достижения мира Китай готов инвестировать все больше и больше в Афганистан. Нужно подчеркнуть, что Китай занимает взвешенную позицию, не осуждая, не вмешиваясь и не комментируя сложные процессы, которые происходят в Афганистане.

Ч.К. - И по Турции сможете прокомментировать?

Т.К. - Турецкая позиция заключалась в предложении Анкарой своих услуг примирения, делая упор на исламскую солидарность. Исходя из того, что конфликт происходит между мусульманами, а почему бы мусульманской стороне не выступить посредником.

Ч.К. - Сами между собой можем разобраться, да?

Т.К. - Что-то в этом роде. Но это, разумеется, на фоне тех усилий, которые предпринимались США, ЕС. Может быть, Турция, исходя из того, что мы лучше понимаем регион, нам будет легче договориться… Что-то в этом роде.

Ч.К. - Казахстан стал первой страной из региона Центральной Азии, непостоянным членом Совбез ООН. И вопрос урегулирования ситуации в Афганистане был одним из наших активных вопросов на повестке. Как обстоят дела между странами Центральной Азии и Афганистаном? Потому что это и прямые торговые отношения, и граничащие напрямую регионы между собой.

Т.К. Безусловно, Афганистан находился в перечне пунктов нашей основной повестки дня. Но помимо этого Казахстан большое внимание уделял Афганистану и ранее. Повторюсь, скажем в сфере образования: программа инвестирования Десятков  миллионов долларов для обучения афганских студентов. В середине прошлого десятилетия она была успешна и эффективна. Спустя какое-то время эта программа продолжается, но уже несколько в ином формате. Допустим, при содействии Европейского союза и ООН в Казахстане проходит обучение «Афганские женщины». Это программа, которой ООН уделяет особое внимание. 30 женщин в прошлом году, 30 девушек будет поступать в этом году в наши вузы, причем, по тем специальностям, которые, действительно, нужны там. Это большой шаг, который имеет политический резонанса, с учетом того, что это сторона исламская, известная своим отношением к гендерным проблемам, пытается исправить ситуацию. И тот факт, что был избран Казахстан как страна, где будут обучаться женщины Афганистана, говорит о многом. Об этом Гуттериш еще упоминал неоднократно, генеральный секретарь ООН – что это одна из визитных карточек нашей страны.

Ч.К. - Это отличная программа, насколько я понимаю. Европейский союз поддерживает и спонсирует эту программу, эти девушки обучаются в лучших ВУЗах Казахстана и Алматы, в частности, В КБТУ, вся программа идет на английском. И все девушки потом возвращаются с хорошими техническими специальностями, включая и IT и инженеры. И потом с успехом начинают бизнес или работают в госструктурах.

Т.К. - Безусловно. Вы понимаете, Чингис, ведь это еще и работает на имидж Казахстана. Люди, возвращающиеся на Родину после учебы в Казахстане, всегда сохраняют теплые отношения к стране, где им дали образование. Допустим, через определенное количество времени Вы или я, или кто-то наших сограждан поедет в Афганистан, и, пожалуйста, его встречают выпускники Алматинского вуза, Карагандинского вуза. Это же прекрасно. Такого рода вещи не забываются. Лучшие годы учебы – проведены в Казахстане. Мы всегда можем рассчитывать на их помощь, поддержку, понимание.

Ч.К. - Помимо образования в Казахстане была создана Казахстанско-Афганская бизнес ассоциация. И достаточно много направлений по торгово-экономическим отношения в рамках и казахстанско-афганским и по Центральной Азии очень активно продвигаются. Какие еще направления помимо образования в бизнесе актуальны для Казахстана?

Т.К. - Казахстан, в общем-то, еще находится в начале пути с точки зрения открытия Афганистана как сферы торговли. Но есть уже позитивные тенденции. Афганистан является крупным импортером казахстанской сельскохозяйственной продукции, в частности, муки. 80% изделий из муки поступает из Казахстана ввиду ее качества, славится своим… В начале короновируса когда Министерство сельского хозяйства запретило вывоз муки и пшеницы за пределы Казахстана, это был достаточно серьезный удар. Афаганцам и нам пришлось поучаствовать, пообщаться на эту тему, высказать недовольство тем, что практически страна стоит на грани голода, потому что запасов осталось практически на несколько дней. Но, к счастью, ситуацию удалось оперативно разрешить, проблема была снята с повестки дня. На днях достиг первый транш гуманитарной помощи, за что афганская сторона очень благодарила. Многие оказывают сейчас помощь Афганистану, это был своевременный уместный жест, который по достоинству был оценен не только афганцами, но и нашими международными партнерами.

Ч.К. - Спасибо. Действительно, по рынку зерновых Казахстан является одним из крупнейших экспортеров в регионе и, наверное, в мире. Афганские покупатели составляют очень активный класс и выставляют активные заявки на товарной бирже ИТС – крупнейшая зерновая биржа в регионе, которая расположена в Алматы. И, насколько я знаю, целый ряд казахстанских производителей включая Алагиум электрик очень активно поставляют свою продукцию в Афганистан, которая пользуется серьезным спросом. Какие перспективы на ближайшее среднесрочное будущее по торгово-экономическому сотрудничеству?

Т.К. - Мы всячески заинтересованы в расширении номенклатуры товаров, поставляемых в Афганистан. Эпидемия спутала все мои планы, я намеревался посетить Кабул, провести переговоры с афганскими официальными лицами, в том числе и в сфере торговли, чтобы понять самому в чем реальные нужды афганского рынка. И не только по нуждам, но и по конечным продутам в том числе в сфере машиностроения, чтобы довести эту информацию до казахстанских производителей. Но, к сожалению, нахожусь в режиме ожидания. Но как только ситуация позволит, я намерен сразу посетить страну, провести переговоры, чтобы придать некий импульс. Со своей стороны, я готов приглашать афганских бизнесменов, официальных лиц сюда, чтобы посетить Казахстан, провести переговоры у нас здесь. Межправительственная комиссия у нас достаточно эффективная, успешная, заключила много договоренностей. В качестве еще одного примера. Казахстанская строительная компания заключила Интегро реализует проект - строительство железной дороги порядка 42 километров от границы Ирана, которая проходит по афганской территории. Это значимый проект для Афганистана и для нас, потому что можно перечислить по пальцам наши компании, которые выполняют какие-то проекты за рубежом. Надеюсь, у компании, которая испытывает определенные трудности с реализацией из-за пандемии и общей нестабильности, в конечном итоге она реализует этот проект, который станет хорошим вкладом в наше сотрудничество.

Ч.К. - Действительно, пандемия и вирусные ограничения внесли серьезные изменения. Даже тот факт, что мы с Вами общаемся не вживую в нашей студии, а онлайн, соблюдая все правила социального дистанцирования. Как Афганистан переживает кризисные явления, связанные с панедмией и ограничением на торгово-экономические связи.

Т.К. - Ситуация там очень нелегкая. Количество зараженных растет в геометрической прогрессии. Не хватает препаратов, искусственного вентилирования легких. Такая информация уже поступала к нам. Будем изыскивать возможности оказать содействие и по этой линии. Не будем скрывать что страна небогатая, с ее извечными, давними проблемами. Сама война препятствует эффективному противоборству пандемии. Но надеемся, что общими усилиями ситуация может быть локализована и пойдет на поправку. Следует отметить, что содействие Афганистану в первую очередь оказывают ближайшие соседи: Иран, Пакистан, Индия, Китай, Узбекистан.

Ч.К. - Спасибо. По каким направлениям помимо официального МИДА идет сотрудничество Казахстана с Афганистаном. Поясню свой вопрос: достаточно долго у нас обсуждает идея создания КАЗЕИД. Агентство официальной помощи развития. Может быть какие-то каналы помощи Афганистану можно было осуществлять и через эту структуру.

Т.К. - Да, безусловно, идея создания Агентство по оказанию содействия зарубежным странам создана не вчера, достаточно давно. Казахстан достиг такого уровня экономического и политического, который позволяет нам оказывать безвозмездную помощь зарубежным государствам. Насколько мне известно, создание и юридическое наполнение конкретикой его находится на заключительной стадии. Содействие уже оказывается. Помощь и Кыргызстану и Таджикистану. Я думаю, что афганская тематика займет достойное место в деятельности КАЗЕИД в ближайшее время. Опять-таки, панедмия спутала многие планы, многое откладывается на более лучшие времена.

Ч.К. - Спасибо, Талгат Габдулович. У нас в студии Посол по особым поручениям МИД РК, Специальный представитель президента РК по Афганистану Талгат Калиев, и тема – Сотрудничество Казахстана и Афганистана по достаточно широкому спектру вопросов. Вы смотрите и слушаете радио Медиа метрикс Казахстан, оставляйте свои комментарии и вопросы в ссылке под данным видео. Талгат Габдулович, спасибо за развернутое интервью. Еще раз поздравляю с назначением и желаем успехом в этом нелегком и важном для Казахстана деле.

Т.К. – Спасибо большое, до новых встреч.