Всё о коронавирусе: чего мы еще не знаем: Наша цель - защита пациентов
15 июля 2020, 15:00
Поделиться
Аида Досаева

эксперт по коммуникациям

В гостях у Аиды Досаевой в программе "Всё о коронавирусе: чего мы еще не знаем" - Виталий Быстрюков, глава представительства "Санофи Казахстан", руководитель бизнес-подразделения "Общая медицина" по странам Центральной Азии и Беларуси. Поддержка данного проекта была осуществлена Фондом Евразия Центральной Азии за счет средств, предоставленных компанией «Шеврон Мунайгаз Инк». Точка зрения, отраженная в наших программах, может не совпадать с точкой зрения Фонда или компании «Шеврон Мунайгаз Инк».

 

Все о коронавирусе. Что мы еще не знаем. Наша цель – защита пациентов

 

Аида Досаева (А.Д.) – Добрый день, дорогие друзья. Мы сегодня, как всегда, на волнах Радио МедиаМетрикс Казахстан. Сегодня у нас очередная передача из цикла «Все о коронавируса: чего мы еще не знали». Данный проект поддерживается фондом Евразия-Центральная Азия на средства корпорация Шеврон Мунай Инк. И я очень рада приветствовать нашего гостя Виталия Быстрюкова (В.Б.), главу представительства Sanafi Казахстан, руководителя бизнес-подразделения «Общая медицина» по странам Центральной Азии и Беларусь. Добрый день, Виталий.

В.Б. – Добрый день, Аида, большое спасибо что пригласили.

А.Д. – Тема нашей программы сегодня «Наша цель – защита пациентов». Давайте начнем. Виталий, наверное, ни для кого не секрет, что все мы пережили и продолжаем переживать очень сложный период не только в нашей жизни, но и в жизни всего человечества. Это пандемия, карантин, в котором мы были. И все что продолжается в пост-карантинный период. И нам очень важно узнать у Вас как у главы глобальной фармацевтической компании, как ваша компания справилась с вызовами этого времени, как прожила и пережила этот непростой период вместе со своими пациентами, со своими сотрудниками. Как Ваша компания пережила в целом в мире, потому что вы работаете по всему миру, и в нашем регионе, и в Казахстане в частности, организовала работу ваших сотрудников?

В.Б. – Спасибо большое за вопрос. Как любая компания, мы состоим из обычных простых людей, нас более 100 тысяч человек по всему миру работает. И одна из главных и первых целей в период пандемии была защита наших сотрудников, защита семей сотрудников, родственников. Поэтому в первую очередь мы остановили мы перевели сотрудников на новый формат работы – work from home. Это значит, что практически все наши сотрудники 90% остались дома и стали работать из дома. Вторая задача важная была… И еще почему эти сотрудники остались дома: мало защитить самого себя, важно еще не стать источником заражения других людей, потому что когда ты ходишь, встречаешься с клиентами, будь то аптека или дистрибьютор, ты можешь стать источником заражения. Поэтому, конечно, мы в самом начале пандемии всех сотрудников отправили работать из дома практически приказом. Это не было выбором, это был приказ, выражаясь языком военным. Вторая важная задача была продолжать обеспечивать производство наших препаратов, потому что пациенты вне зависимости от того, есть пандемия или нет, с хроническими заболеваниями или острыми, нуждаются в наших препаратах. И здесь нам важно сохранить объем производства, чтобы пандемия не повлияла на наше производство, чтобы мы выполняли свои обязательства перед пациентами. И здесь я могу сказать, что нам удалось это сделать. В качестве примера я могу привести завод в Италии, когда в разгар пандемии – у нас одно из производств находится недалеко от Милана -  мы, естественно, с соблюдением всех мер, поддерживали уровень производства примерно на 80% от обычного объема и таким образом мы не останавливали производство, и ни в одной стране мира у нас не было проблем с обеспечением пациентов препаратами. Этим я тоже очень горжусь.

А.Д. – Виталий, это замечательно. На днях я прочитала рекомендацию – Вы же тоже врач, - латышского врача, о том, как готовиться к коронавирусу. И одна из его рекомендаций была лечить свои хронические заболевания, повышать иммунитет и не забывать о своих хронических заболеваниях. Только тогда, он сказал, вы будете готовы достойно встретить и дать отпор коронавирусу. Потому что это же группа риска. Поэтому работа таких компаний как ваша в этой части обеспечения тех препаратов, которые нужны, жизненно важны всем категориям больных, это очень важно.

В.Б. – Абсолютно, верно. Пациенты не могут прерывать терапию независимо от того, пандемия или не пандемия. Это очень важно.

А.Д. – Немного можете рассказать о том, как была организована работа по доставке лекарственных препаратов, необходимых пациентам и с хроническими заболеваниями, и не с хроническими заболеваниями. И как была организована работа с дистрибьюторами в этот непростой для всего человечества период.

В.Б. – Это очень хороший вопрос, потому что время, действительно, непростое. Здесь было два направления нашей работы. Во-первых, сначала закрылись государственные границы в связи с введением режима чрезвычайного положения. И в первую очередь нам важно было обеспечить прохождение груза через границу. Мы доставляем наши препараты либо фурами, либо самолетами. И вот здесь мы бронировали места на рейсах, потому что их количество было резко снижено. Мы использовали двух водителей в фурах, потому что водитель, который был у нас в Венгрии – мы снабжаем Казахстан из Венгрии, там находится производство – он должен был приехать и сесть на две недели на карантин в Казахстане по правилам. Естественно, мы не могли себе этого позволить, поэтому мы в Беларуси меняли водителя и сажали в машину того водителя, который мог беспрепятственно проходить границу и ему разрешалось не находиться 14 дней на карантине. Вплоть до таких решений. Плюс у нас большой склад в Казахстане, в Алматы, куда эти препараты доставляются, откуда мы отгружаем наши препараты дистрибьюторам. И после введения ограничения передвижения, когда ввели блок-посты, наша задача была получить для наших сотрудников, которые работают на складе, разрешение на перемещение между городом и областью. Которые каждый день руками упаковывают препараты в коробки, чтобы они доставлялись дистрибьюторам, а они доставляли их в аптеку. Здесь мы работали с акиматом, чтобы наши сотрудники были в списке людей, которым разрешено передвигаться, иначе мы не смогли бы доставлять наши препараты в аптеку. Вторая важная часть – выполнить те обязательства по обеспечению хронических больных, которые имеют право на платное обеспечение. Здесь у нас есть определенные обязательства, оговоренные договором с государством, по объему препаратов, которые мы доставляем в течение года. Но поскольку спрос возрос, это связано с разными факторами, но спрос возрос в том числе и из-за ковида, и мы вынуждены были размещать дополнительные заказы на производстве. А дополнительные заказы на производстве - это нельзя сегодня разместить заказ, а завтра получить препарат. Проходит не менее трех месяцев прежде, чем получим препарат, а препарат нужен здесь и сейчас, сегодня или даже вчера. Поэтому мы сейчас продолжаем искать дополнительные объемы на других заводах, пытаемся получить - совместно с Минздравом работаем – пытаемся получить разрешение на ввоз препаратов, которые не в казахстанской упаковке, для того чтобы обеспечить возросший спрос. И это непростая задача, хочу вам сказать, потому что фарминдустрия зарегулирована законодательно очень серьезно, и мы скрупулезно работаем каждый день над тем, чтобы обеспечить возросший спрос на препараты в Казахстане. Это человек 30 каждый день из казахстанского офиса работают над этим. Вот сегодня буквально я тоже решал этот вопрос с одним из препаратов, я не буду называть его, на который резко возрос спрос. И мы сейчас решаем, как можно во французской упаковке ввезти этот препарат, потому что другого препарата сейчас просто нет.

А.Д. – Вы затронули очень важную проблему, и она обсуждается сейчас не только фармацевтами и фармкомпаниями, но и простыми пациентами нашей страны. Я же не знала, что Вы будете об этом говорить. Я буквально вчера прочитала несколько постов в фейсбуке, в том числе пост одного из политологов, людей, далеких, казалось бы, от фарминдустрии – я тоже просто как пациент, как клиент… Пост о том, что упаковка и так далее задерживает ввоз и задерживает то, что пациентам будет доступно это лекарство. И очень многие люди говорят, что сейчас нам нужно облегчить, снизить требования, но снижать требования не к самому препарату, не к его сертификатификации, а к упаковке, требования технического характера.

В.Б. -  Я хочу сказать, что государство в Казахстане идет навстречу и принимает быстрые решения. Недавно совсем было принято решение о сокращении периода сертификации на продукт. Сейчас вместо 10 дней это должно быть сделано за 3 дня.  С учетом того, что препарат пересекает границу, происходит растаможка, и дальше он должен быть просертифицирован. И раньше в среднем от 10 дней до 2 недель, сейчас это три дня максимум. Это очень сильно облегчит доступ. Я говорил чуть-чуть про другое. Есть законодательная регуляция хождения препаратов на рынке. И страна не может себе позволить любых препаратов на рынке. Только зарегистрированные, которые прошли все этапы регистрации. Почему я сказал, что мы ищем возможности для препарата французского. У нас есть завод, который выпускает казахстанский препарат в казахстанской упаковке. Сейчас дополнительный объем, который требуется, мы можем получить в Казахстане, мы можем получить только через 3 месяца. Мы ищем дополнительные возможности взять это на французском заводе, который производит препарат для Франции. Естественно, все на упаковке написано на французском. Теперь мы ищем возможность, как этот препарат доставить сюда. Работаем с Минздравом, работаем с акиматом, чтобы получить разрешение на ввоз. Конечно, потом эту упаковку надо будет перевести на русский или казахский языки. Но я это к тому, чтобы люди понимали: никто не бросит ни людей, ни страну. Все работают, чтобы обеспечить возросший спрос. Просто это нельзя сделать быстро. Не та индустрия.

А.Д. – Спасибо большое за разъяснение. Мы знаем, что безопасность сотрудников является одним из приоритетов вашей компании. Какие меры были предприняты для обеспечения безопасности сотрудников. Вы сказали, 90% на удаленке, но какая-то часть сотрудников – работала.

В.Б. – В основном работало производство, но в Казахстане его нет, я имею ввиду, в мире, и склады. Естественно, все меры: социальное дистанцирование, ношение масок, ношение перчаток, нахождение по одному человеку в помещении небольшого объема, не менее 2 метров дистанции между сотрудниками, строгий график посещения этих офисов, назовем их так. Когда у нас в понедельник работают одни люди, во вторник другие люди, в среду у нас генеральная уборка, четверг опять работает другая смена и так далее. Такие вещи мы выполняем в соответствии с локальным законодательством, плюс у нас внутренние регуляторные меры профилактики были приняты. Офисы у нас закрыты, в Казахстане у нас только человека имеют право на посещение офиса. Любой другой сотрудник должен запросить разрешение. Плюс мы обязательно замеряем температуру на входе у всех сотрудников, на каждом углу стоят санитайзеры, уборка помещений каждый час. Много сделали для того, чтобы обеспечить безопасность сотрудников, которые вынуждены ходить в офисы.

А.Д. – Немного расскажите о том, как ваша компания сотрудничала со всеми заинтересованными стейкхолдерами и на национальном уровне, и на региональном. Какие вопросы вашей компании приходилось решать, чтобы помочь местным сообществам.

В.Б. – Я уже частично затронул тему бесперебойной доставки препаратов. Это была наша основная обязанность, наша миссия – выполнить обязательства перед пациентами. Мы взаимодействуем и с Минздравом и с акиматами для того, чтобы препараты были и в аптеках, и в больницах, и льготные категории граждан их получали. Вторая важная задача – работа с научно-медицинским сообществом. С врачами, лидерами мнений, фармацевтами, провизорами. Здесь мы в условиях пандемии, в условиях того, что врачи были заняты лечением пациентом, мы разделили нашу работу по двум направлениям. В первую очередь мы стали работать как медицинские консультанты, отвечали на вопросы, которые возникают у пациентов, особенно, хронических, с сахарным диабетом. Они могли звонить нашим медицинским советникам, нашим медицинским эдвайзером и консультироваться. В той или иной ситуации управлять заболеванием, например, сахарным диабетом, что делать с лечением, как корректировать. Мы работали как консультационной окно для решения сложных вопросов, которые возникали. Второе – мы уменьшили плановую частоту встреч с врачами, например, частоту плановых мероприятий, понимая, что врачи заняты в этот момент другим, им не до науки, они заняты практики. Они на передовой, и у них просто нет времени, чтобы участвовать в этих научных мероприятиях. И мы здесь подошли к такой позиции бережного отношения, бережного взаимодействия с врачебным сообществом, уменьшили количество контактов. И продолжаем, не надоедаем нашему научному сообществу нашими контактами, скорее работаем на прием и на ответы на вопросы. Плюс – мы очень сильно расширили возможности нашего дижитал-канала. У нас нет такой инструмент как docportal.kz, такой портал для специалистов здравоохранения. Туда можно зайти только если ты врач и зарегистрировался. Мы там размещали информацию и о ковиде, и о различных заболеваниях, и последние научные статьи со всех конгрессов – Американского, Европейского, для того, чтобы врачи, когда у них есть время и возможность, могли туда заходить, брать ту самую информацию, которая им интересна в данный момент. Я могу сказать, что в период пандемии количество посетителей увеличилось на 40%. Это значит, что у врачей был и остается интерес к научной информации, но она, скорее, перешла из активной фазы в пассивную, когда у врачей есть время, они могут зайти и ознакомиться.

А.Д. – Очень интересная информация про этот портал. А кто там отвечает за наполнение, дает консультации?

В.Б. – Поскольку мы большая компания, входящая в пятерку фармацевтических гигантов, у нас огромный научно-медицинский отдел, они отвечают за медицинский контент. Это медицинские советники, которых у нас в Казахстане шесть человек работает. В Евразии у нас медицинский отдел состоит из порядка 50 человек. И эти люди отвечают за наполнение. Это сугубо медицинский портал. Его посетить могут только специалисты, туда зайти простой человек не сможет. Поддержка медицинского сообщества, где они могут найти ответы на вопросы, которые у них возникают при лечении того или иного заболевания.

А.Д. – Вы сказали, что за период пандемии посещаемость портала возросла на 40%. Это в Казахстане?

В.Б. – Да, в Казахстане.

А.Д. – А вы же отвечаете еще за страны Центральной Азии и Беларуси. Там, наверное, тоже возрастал?

В.Б. – У нас в Узбекистане пока нет такого портала, мы работаем над тем, чтобы он там появился. В Беларуси возросла, и поскольку мы входит в периметр Евразии, могу сказать, что в России посещение док портала выросло на 65-68%.

А.Д. – Скажите, какие у компании есть планы по поддержке сотрудников и местных сообществ, в этот период, когда идет нарастание темпов распространения заболевания.

В.Б. – Аида, я уже сказал, что мы с 17 марта находимся в удаленном режиме, все сотрудники 90% работают дома. Это тяжело чисто психологически, уже 3 месяца находиться дома. Поэтому нашим сотрудникам мы сохранили все зарплаты, сохранили все социальные выплаты, оплачиваем больничные листы, если это подтверждённый ковид. Материально наши сотрудники совершенно никак не пострадали, несмотря на то, что количество рабочего времени у них снизилось. Раньше они имели больше контактов, сейчас у них меньше контактов, связано с тем, что врачи, с которыми раньше контактировали, сейчас заняты лечением ковида. Мы будем продолжать их поддерживать материально. Но помимо этого надо поддержать и морально. Даже нам с вами, закаленным людям, 4 месяца дома уже тяжело. Я уже на грани, если честно, хочу куда-нибудь поехать, сдерживаюсь из последних сил. Что мы сделали, чтобы поддержать и настроение и мотивацию, сохранить настроение команды и сплоченности, несмотря на то, что мы каждый сидим по своим домам и чувствуем разобщенность. У нас было много инициатив на уровне компании. Например, высвобожденное время Sanafi решило направить на обучение сотрудников. Было организовано огромное количество онлайн-курсов разного характера. Можно было тренировать так называемые Hard Skills, те навыки, которые требуются в каждодневной работе. И soft skills, и психологические тренинги были организованы. Даже вплоть до того, как инвестировать средства. Мы занимали и развивали сотрудников каждый день. Он мог подсоединиться к каждому, к двум-трем тренингам, из которых он мог выбрать самое интересное. Второе что мы еще сделали на уровне Центрального Азии – мы назвали это «челендж» – еженедельные встречи всех сотрудников в зуме, когда мы давали задания на неделю разместить фотографию или историю. Мы голосовали за темы, выбирали три темы, одну из них выбирали для следующей недели. Например, тема была «традиции вашей семьи». Сотрудники размещали фотографии своей семьи, описывали эти традиции. Каждый мог зайти, поставить лайк, оставить комментарий. Каждую неделю мы подводили итог, выбирали лучшую публикацию, награждали, комментировали. Вовлеченность повысилась. Я могу сказать, что мы еще больше сплотились. Люди сплотились еще больше. До этого что мы знали о семьях друг друга? Люди делились своими животными, семейными фотографиями, традициями. Это и доверие укрепило и сплотило наш коллектив. Я этим очень доволен, что нам на протяжении четырех месяцев удалось сохранять нашу команду.

А.Д. – Это замечательно. Я недавно участвовала в одной сессии, в которой участвовали HR-директора крупных компаний. Они отметили, что за период карантина команды сплотились. Все стали сочувствовать, помогать, стараться сделать в нерабочее время. Один из результатов работы на удаленке – он был очень даже эффективным. Второй результат – что работать можно и очень даже эффективно. Спасибо за то, что Вы поделились. Я хочу напомнить нашим слушателям, что мы разговариваем с Виталием Быстрюковым, главой представительства Sanafi в Казахстане, странах Центральной Азии и Беларуси. Виталий по специальности врач, закончил Челябинскую национальную медицинскую академию, работал физиологом-реаниматологом. Поэтому его практический опыт тоже очень важен. Я хочу обратиться к Вам как к врачу, Виталий, и спросить, какие рекомендации Вы как врач можете дать нашим слушателям и зрителям, что важно соблюдать. Понятное дело, руки мыть и так далее. Но вот Ваши личные рекомендации.

В.Б. – Вы знаете, Вы сейчас очень эпично прокомментировали «понятное, руки мыть». Но многим непонятно. Это парадоксально, но очень простые вещи в данной ситуации надо соблюдать, и они работают. Что сейчас происходит в Казахстане. В Казахстане происходит волнообразное нарастание новых случаев. Это связано с тем, что, когда карантинные меры были сняты, люди вышли на улицу и стали контактировать друг с другом чаще и, получается, что один человек мог стать источником заражения для других людей. Он мог стать супер-заражателем. Он мог заразить от 10 до 20, 30, 40 человек. В мире такие кейсы были в Корее, Америке, религиозных сообществах, таких закрытых сообществах как школы, военные учреждения. В Казахстане, на мой взгляд, произошло то же самое. И в данной ситуации ни одно государство даже с самой продвинутой системой здравоохранения не способно справиться с этим наплывом новых случаев, к сожалению. Поэтому единственное, что я как врач и как гражданин могу посоветовать – самое простое: соблюдать меры, которые только из утюгов не звучат. Первое: мыть руки, носить с собой санитайзеры, руки обрабатывать, чтобы не стать источником заражения и самому не заразиться. Второе: маски. Обязательно носить маски, чтобы не заразить никого, если вдруг ты являешься носителем бессимптомным. И никаких социальных контактов. Надо еще набраться терпения и посидеть дома. К сожалению, ничего проще и важнее придумать нельзя. От себя могу добавить: не надо поддаваться панике, никого винить, это самое последнее дело. Надо начать с себя, с простых мер – все что могу как врач сказать. Волшебной таблетки не будет, Аида.

А.Д. – Возвращаемся к тому, что Sanafi является одним из лидеров на глобальном фармацевтическом рынке. Поделитесь информацией, каковы перспективы производства вакцины от Ковид-19. То, что можете сказать.

В.Б. – Я тоже считаю, что сейчас везде пишут об этом, очень много вакцин-кандидатов. Их количество достигает уже 100. Каждая страна разрабатывает свою вакцину-кандидата, и Казахстан тоже. И это очень хорошо. Чем больше будет кандидатов, тем будет лучше. Придется вакцинировать все население, похоже, и один завод, одно производство не справится с таким объемом. Чем больше будет вакцин, тем будет лучше. Что касается Sanafi: у нас есть две вакцины-кандидата. Одна из них разрабатывается с американской компанией Translate Bio, вторая разрабатывается в коллаборации с GlaxoSmithKline. Что касается сроков выпуска той или иной вакцины: что касается второго кандидата, недавно было объявление в прессе о том, что мы ускорились и вместо второго полугодии 2021 года уже к концу первого полугодия 2021 года мы хотим получить вакцину на рынке. Для этого мы ускорили все наши клинические исследования. Скрестим пальцы. Мы не можем делать голословные заявления, я надеюсь, что в первом полугодии 2021 года мы будем иметь, если вакцина докажет свою эффективность в клинических исследованиях, мы будем иметь ее в производстве. Мы одни из лидеров в производстве вакцин, наше производство Пастера является признанным лидером в производстве вакцин, поэтому я, скажем так, питаю большие надежды.

А.Д. – Мы желаем успехом в этом производстве, мы думаем, что все пройдет успешно – и клинические испытания, и производство. Я как обычный человек планеты Земля желаю успехов, и чтобы скорее это все свершилось. Раз уж мы заговорили про вакцины, поскольку Вы врач по профессии, особенно важно Ваше мнение по вопросу вакцинации. Давайте затронем этот вопрос. Насколько я человек далекий от медицины, как пациент, я полностью за вакцинацию, я понимаю насколько это важно. Как я для себя определяю важность. Тот, кто не может сделать по показаниям вакцинацию, ходит спокойный, потому что все вокруг вакцинированы. Мне так из здравого смысла.

В.Б. – Просто даже если погуглить историю вакцинации, можно с удивлением обнаружить, что еще в середине прошлого века в мире бушевали такие заболевания как оспа. Нам это сейчас удивительно, потому что сейчас это заболевание не существует. А благодаря чему оно не существует? Благодаря тому, что все поголовно были вакцинированы. Ежегодно вакцинация помогает снизить смертность порядка 2-3 миллионов людей, которые раньше умирали от этих заболеваний. Разных: дифтерия, корь, полиомиелит. Критически важно иметь здравый смысл и историческую память. Чтобы предоставить каждый год 2-3 миллиона смертей, нужно вакцинироваться. Это просто достижение человечества. Когда ты можешь одним уколом или серией из трех инъекций, повторяющихся каждый год, обезопасить себя от смертельного заболевания. Второе – обезопасить других людей. Очень важно иметь уровень иммунитета в обществе, в той популяции, которой мы существует. Если взять группу детского садика. Если там уровень вакцинации будет достигать 80%, то вероятность вспышки любого заболевания той же кори будет сведен практически к нулю. А если меньше 80%, то в этом коллективе резко возрастает риск возникновения таких заболеваний. Это как с ковидом: один ребёнок не вакцинированный пришёл, и половина группы, даже больше, оказались больны. Корь это довольно серьезное заболевание. Оно не смертельное, но оно чревато серьезными осложнениями, протекает достаточно тяжело у детей. Поэтому я как врач категорически за вакцинацию, мои дети все вакцинированы. У меня даже не было дилеммы – вакцинировать или не вакцинировать. Но что касается в принципе безопасности вакцин, это как любое лекарство: вакцины проходят клинические испытание. Качество каждой произведенное партии проверяется. И вот этот срок проверки на качество – он особенный длительный, более 10 месяцев проходит срок проверки качества выпущенной партии. Я могу сказать, что у любого средства, будь то лекарство или вакцина, могут быть единичные случаи осложнений. Но это количество осложнений на популяцию ничтожно мало, и польза перевешивает единичные случаи осложнения. Это мнение как врача, как отца и как гражданина.

А.Д. – Спасибо большое что поделились. У меня тоже как у мамы, как у женщины, когда я вижу в Интернете, когда лидеры мнений, даже далекие от медицины, не включают историческую память, не включают здравый смысл и логику, а просто спекулируют. Поэтому очень важно было услышать Ваше мнение. Я думаю, что мы обсудили круг вопросов, которые я хотела задать. Если Вы хотите что-то добавить, то пожалуйста. Если нет, то Ваши пожелания нашим слушателям и зрителям.

В.Б. – Спасибо большое, Аида, что пригласили. Я не знаю, насколько мои ответы интересны, потому что я не сильно углублялся по большинству вопросов. Я рад, если это будет интересно кому-то. Если есть необходимость в будущем, можем углубиться в какую-нибудь тему и там более подробно разобрать. Я хочу, во-первых, пожелать здоровья. Во-вторых, не поддавать панике, особенно сейчас, в этот период. Сохранять способность критического мышления. Потому что новости льются из каждого утюга. И даже Папа Римский сказал, что фейк-ньюс это самая большая проблема современности. Сохраняйте способность критически мыслить и оценивать информацию. Не верьте всему, что пишут в интернете. Включайте логику, анализируйте. И будьте здоровы, пожалуйста. Всем хорошего иммунитета.

А.Д. – Благодарим за интересную беседу. Я для себя много нового узнала, особенно про вакцины, над которыми работает Sanafi. И мы желаем вашей компании и сотрудникам крепкого иммунитета. До новых встреч!