Диалоги с Маратом Шибутовым

08 февраля 2017, 15:00

Нужны ли Казахстану имиджевые проекты

Эдуард Полетаев, руководитель фонда "Мир Евразии", политолог
Постоянной темой обсуждения казахстанцев являются большие имиджевые проекты - как спортивные соревнования, так и различные выставки. Какая польза от них, какой вред - обо всем этом Марат Шибутов поговорит с...


0:00
0:00
Открыть чат
comments powered by HyperComments



Диалоги с Маратом Шибутовым: Нужны ли Казахстану имиджевые проекты?


Марат Шибутов (М.Ш.) - Здравствуйте. В эфире общественное радио Медиаметрикс Казахстан, нас можно слушать и смотреть на сайте radiomm.kz и на канале на Youtube. Тема нашего разговора - Имиджевые проекты и как они влияют на Казахстан, поговорим мы об этом с руководителем фонда "Мир Евразии", политологом Эдуардом Полетаевым. Здравствуйте, Эдуард.

Эдуард Полетаев (Э.П.) - Добрый день.

М.Ш. - В отличие от меня Эдуард является поклонником некоторых зимних видов спорта и покупал билеты на Универсиаду. Я на Универсиаде был как участник общественного совета города Алматы, мы с коллегами из комиссии №6 ловили перекупщиков билетов. Оказывается, они действительно есть. Билеты на мужской хоккей Канада - США стоимостью 500 тенге они продавали за 6000. Эдуард, я знаю, вы только что покупали билеты. Как обстоят дела, есть ли спрос?

Э.П. - Спрос большой, хотя изначально было много скепсиса насчёт заполнения трибун, практика показывает обратное - люди очень заинтересованы. Более того, я считаю, что Универсиада сыграла важную функцию в плане зрелищ для внутреннего потребления для всех казахстанцев. Казахстан и Алматы в частности значительно обделён в плане проведения важных спортивных мировых событий. Брать ту же Москву - несколько футбольных команд высшей лиги, КХЛ, своя команде есть практически в каждом районе. У нас в плане зрелищ ситуация не очень перспективная. Ряд видов спорта развит не так хорошо, как хотелось бы. На соревнованиях по танцам на льду и на фигурном катании, например, не было казахстанской пары. Трибуны ледового дворца Алматы Арена, были заполнены полностью, не считая мест, зарезервированных организаторами. Фигурное катание редко демонстрируется у нас и людям интересно. Я считаю, что Универсиада сыграла большую роль в просвещении казахстанцев. Люди говорят, что приехало мало туристов, что ожидалось гораздо больше, но и тут есть противоположные мнения. Правильно сделали, установив невысокие цены на билеты. На тот же матч Канада - США билеты раскупили бы даже со стоимостью в 5000 тенге. Нужно многое изучить и проанализировать ситуацию. Надо признать, некоторые виды спорта пользуются гораздо меньшей популярностью. Например, лыжные гонки - нужно ехать достаточно далеко от города, стоячие места на холоде не всегда являются комфортной опцией, особенно если с детьми. Ситуация с наполняемостью крытых помещений очень радует.

М.Ш. - Интересно, ходил ли кто-то на кёрлинг?

Э.П. - Малый зал для кёрлинга рассчитан на небольшое количество зрителей. В Фейсбуке я видел, что некоторые мои друзья посещали этот вид спорта. Всё равно это интересно. 

М.Ш. - Получается, что если мы говорим о таком имиджевом проекте, как Универсиада, и не очень традиционных для нас видах спорта, то мы говорим, что Алматы - огромный город, мегаполис, и тут не то что на метание резиновых уточек в мишень, а тем более на такие серьёзные виды спорта у нас есть очень большой спрос. 

Э.П. - Конечно, спрос есть. Присутствует также ряд факторов, которые ему способствуют - неожиданные школьные каникулы сыграли положительную роль в плане посещаемости, продажа билетов началась заранее, адекватные цены. Такое масштабное событие, как Универсиада, обострило вопрос покупки билетов через интернет.

М.Ш. - Константин Горожанкин как раз писал, что необходимо просвещаться и покупать билеты в электронном виде.

Э.П. - Многие боятся интернет-ресурсов, вдруг спишутся деньги с карты и так далее. Подобные страхи Универсиада в значительной степени развеяла. Еще продажи через интернет активно борется со спекуляциями с билетами. 

М.Ш. - На примере Универсиады мы видим, что людям нужны зрелища. Хлеб более-менее есть и вместо нытья в Фейсбуке люди должны смотреть что-нибудь интересное. Получается, имиджевые проекты нужны?

Э.П. - Конечно нужны, обязательно. Формула "зрелища и хлеб" всегда работает и оправдывает себя. Город Алматы по правительственной стратегии развития в будущем является не только финансовый и образовательный центр, но и центр развлечений республиканского масштаба. При этом не все виды развлечений представлены. В плане покушать и выпить проблем у нас нет, более того я уверен, что Алматы занимает лидирующие позиции в пост советском пространстве, потанцевать - вопрос решается, спорт также является очень важным и зрелищным событием и я считаю, что мы находимся не в лучшем положении. Ряд видов спорта вообще не представлен, интерес зрителей к другим носит эпизодический характер. Я вспоминаю встречу сборных по футболу Казахстана и Англии, тогда Казпочта выпустила марку по одному только факту проведения этого мероприятия. Событие государственного уровня, но казахстанская сборная была разгромлена на своём поле. Тем не менее, было сложно достать билеты, орудовали спекулянты, спортивные бары были забиты под завязку. Подобные мероприятия особенно важны для молодого государства, ведь Казахстану все-таки немного не хватает презентабельности в мировом масштабе. Поэтому и появляются попытки организовать такие события "на своём поле", доказать, что мы тоже не лыком шиты и что мы способны на проведение крупных мероприятий. В конце концов, не за горами и Зимние Олимпийские Игры. Азиада и Универсиада в каком-то плане были предшественниками, и я думаю, когда-то Алматы добьётся победы на право проведения Олимпийских игр и тогда уже к нам действительно приедут десятки тысяч туристов.

М.Ш. - На мой взгляд, мы пока не потянем уровень Олимпиады в плане денег.

Э.П. - Да, если только деньги.

М.Ш. - Пока не наш уровень. Универсиада, например, обошлась нам в несколько миллионов долларов, правда большая часть была из частных капиталов, Экспо - около миллиарда и это вызывает большие нарекания. Олимпиада - это десятки миллиардов, мы не потянем. Я думаю, что уже имеющиеся у нас объекты мы должны постоянно загружать любительскими соревнованиями. Тот же матч США - Канада студенческий и профессионалов среди игроков не было, трибуны же были забиты. В фигурном катании хватает даже второй-третьей лиги. Мы можем проводить коммерческие выступления фигуристов, как это когда-то сделал Денис Тен, но уже в масштабе двенадцати тысяч человек и трибуны будут забиты. 

Э.П. - Думаю, после Универсиады будут сделаны определённые выводы. Речь хоть и идёт о миллиардах, но не обязательно начинать и просчитывать проекты с нуля, как это было сделано в Сочи, хоть и долговременным планом. Основные объекты к Олимпиаде уже построены, остаётся бобслейная трасса и ряд других инфраструктурных проектов, но это требует не таких больших вложений. Учитывая то, что к Олимпиаде будет проявлено повышенное внимание спонсоров, можно задействовать механизмы ГЧП. Трансляция тоже может принести неплохие деньги, в Зимней Олимпиаде, в отличие от Универсиады, мировые медиаресурсы заинтересованы гораздо больше и готовы за это платить. Но все это, разумеется, необходимо просчитывать, чтобы не повторить опыт Греции или Сараево, где заброшенная бобслейная трасса стала туристическим объектом для сталкеров. Здесь же ситуация несколько иная - на мой взгляд, нужно делать акцент на работу с азиатской стороной, а не с европейской, привлекать туристов с соседнего Китая и России, сама попытка уже стоит хорошего и доброго слова, не стоит бояться амбициозных проектов, это ведь всегда очень хороший инфраструктурный "пинок" для города.

М.Ш. - Да, я, как член Общественного Совета, занимался подготовкой аэропорта, вносил свои предложения и производил мониторинг их прогресса. Точно скажу, что если бы не Универсиада, то наш аэропорт остался в том же положении, как и был раньше, не сдвинулся бы в лучшую сторону. 

Э.П. - Да, я летаю сейчас и заметно, что ситуация стала гораздо лучше.

М.Ш. - Порядок более-менее наведён. Говорят, что это стоит относительно много денег, затрат на массовый спорт гораздо меньше. При этом, у нас за счёт Универсиады осталось два мощных спортивных сооружения в районах с недостатком культурной жизни, которые можно использовать постоянно - концерты, спортивные мероприятия и многое другое.

Э.П. - Это долгосрочные инвестиции, точка роста и социальный проект. Ценность определить сложно. Может быть, эти ледовые дворцы прослужат по пятьдесят или сто лет. Кто знает, что будет через 10-20 лет и как их можно будет задействовать? Можно элементарно залить каток и использовать его для развития детского спорта.

М.Ш. - Мы потратилось на Универсиаду один раз и в дальнейшем планируем получать от этого только позитивный фидбек. Общий бюджет составляет около 140 миллиардов, из них всего 18 ушли на операционный бюджет Универсиады. Последующие мероприятия, которые мы может провести, будут стоить уже около 10 миллиардов. Развитые страны тратят на проведение подобных событий гораздо меньше денег потому что вся необходимая инфраструктура уже есть и капитальные вложения не требуются. 

Э.П. - Да, затраты идут на только организационные вопросы или определённые апгрейды и реновации.

М.Ш. - Говоря о Казахстане - имиджевые проекты должны работать и после своего окончания на массовую внутреннюю аудиторию. Трамплины это конечно не совсем то, о чем я говорю, а катки, к примеру, очень востребованы. Далее, объекты должны быть размещены в самых густонаселённых городах, которые позволяют создавать постоянный спрос. И последнее, внутри этих городов имиджевые проекты должны служить точкой роста. Если нам нужно провести какой-нибудь этнотеатральный фестиваль, то здание под него мы построим в Наурызбайском районе, чтобы оживить местную жизнь. 

-Э.П. - Постепенно надо делать город полицентричным, чтобы не только рынки и торговые центры были центрами притяжения людей, но и парки, стадионы и другие всевозможные полезные для здоровья места. Надо признать, что спортивные сооружения также являются достопримечательностями и символами многих городов мира. Алматы, к примеру, известен своим высокогорным катком Медео и комплексом Шыммбулак - это две основные достопримечательности города, связанные со спортом. Тот же римский Колизей является прообразом стадиона, где проводились гладиаторские бои, до сих является важнейшей достопримечательностью мирового масштаба. Поэтому строительство спортивных сооружений это очень важный фактор не только инфраструктурного развития государства, но и показатель того, что страна живет не только сегодняшним днём, смотрит в будущее и развивается. Может быть, в архитектурном плане современные сооружения не являются шедеврами, но кто знает, как они будут выглядеть годы спустя.

М.Ш. - Надо рассчитывать и задумываться именно о том, что в дальнейшем наши имиджевые проекты будут работать на сбор денег. Как Баварский замок из Диснея - в своё время при его строительстве короля записали в душевнобольные, а деньги замок приносит и по сей день.

Э.П. - Или тот же замок Дракулы. Подобных примеров, ненужных на первый взгляд сооружений, очень много, но они реально работают.

М.Ш. - Если бы к какому-нибудь этнофестивалю у нас построили парк фигур, то мы бы даже внутри Казахстана собирали бы за это деньги. Я был в Узбекистане, и в Ташкенте из-за землетрясений осталось около десяти исторических достопримечательностей, но и этого хватает на обеспечение постоянного потока туристов. В один Ташкент приезжает столько туристов, сколько к нам приезжают на всю страну. Получается, нам нужно построить много новых сооружений, которые бы привлекали туристов. Я думаю, это было правильно с точки зрения государства и это бы обеспечивало наших граждан работой.

Э.П. - Остаётся множество проектов, которые не были реализованы. Например, проект восстановления Верненской крепости, которая сейчас представляет из себя холм, но и это бы привлекало туристов.

М.Ш. - Верненская крепость, а рядом можно было построить караван-сарай времён Шелкового Пути, поставить рядом юрты и реконструкции курганов. Планировали ведь создать исторический парк с реконструкцией курганов, но так и не сделали, а сейчас оттуда глину растаскивают. Тот же Аркаим находится в степи, в 50 километрах от границы, но все равно привлекает туристов. Почему мы так не можем? Курганы и захоронения у нас есть, осталось сделать хорошие реконструкции, исторические парки и это очень хорошо повлияло бы на имидж страны. В целом, единственные проблемы в осуществлении имиджевых проектов - это коррупция, перерасход денег и слабое использование сооружений после проведения мероприятий.

Э.П. - Я думаю, что основная проблема - это голландская болезнь, которой мы страдаем, сейчас в результате у нас небольшое протрезвеете из-за падения цен на ресурсы. У нас нет системного подхода к таким отраслям, как имиджелогия и туризм. Туризм вообще перекидывают из министерства в министерства в министерство. Универсиада и Экспо 2017 имеют статусы государственных проектов и всё органы задействованы в их положительной реализации, а что будет после их окончания? Кто будет заниматься этим на постоянной основе? Мне кажется, это должно быть заложено в рамках основных государственных приоритетов развития. Бизнес по оказанию услуг сейчас доминирует во всем мире, и многие страны типа Турции оказывают большую поддержку туризму, создаёт стратегические планы по развитию и бизнес растёт с нуля. Сейчас нет альтернатив Турции в соотношении цена-качество, несмотря на то, что страна переживает неблагополучный период, связанный с терактами и войной с Сирией. В прошлом году Грузия, беднейшая республика Советского Союза, пережившая войны и потерявшая часть территорий, 60% бюджета наполнила за счёт туризма. Это очень хороший и показательный пример развития. Безусловно, в Казахстане нет ряда объектов, привлекательных для туристов, в частности моря с полезной соленой водой.

М.Ш. - Но есть Алаколь.

Э.П. - Есть озера, да. Проблема расположения Казахстана в центре евразийского континента создаёт неудобства для европейского и азиатского туриста, но с другой стороны мы можем привлечь и тех, и тех, потому что находимся в середине. Всё это должно просчитываться и системно разрабатываться, должна быть определенная уверенность, особенно у инвесторов, что такие идеи - это не проекты одного дня, а что государство действительно хочет развиваться в этом направлении. Безусловно, туризм - это не единственное направление, в котором государство должно развиваться, но это ворота в мир и глазами туриста создаётся имидж страны. По сути, это гораздо эффективнее заказного пиара в зарубежных СМИ.

М.Ш. - Эдуард, получается так, что наши люди ругают имиджевые проекты и при этом сами хотят уехать или уезжают в страны с хорошим имиджем, где проводят такие проекты, где есть большие достопримечательности, например Дубай со своими небоскребами. Наши люди сами хотят ехать туда, где красиво, то есть потребности в комфорте и эстетике все равно есть. Хороший имиджевый проект должен создавать комфорт, эстетику и какое-то наполнение культурной жизни. Я, как член общественного совета по Экспо, вижу, что в Астане очень не хватает развлечений. Миллионный город и кроме того, как съездить в Боровое и погулять по торговым центрам, делать больше нечего. Получается ужасная неприемлемая ситуация - миллионный город без развлечений. Я думаю, что, сколько бы мы не ругали Экспо, но когда там построят политехнический музей, все будут туда ходить, потому что больше ходить некуда. Если бы у нас построили парк исторических культур, курганный парк, проводили бы ежегодные театральные фестивали, сделали бы открытую арену как в Центральном парк и под это всё развивать общую культуру и инфраструктуру, то мы можем очень хорошо шагнуть вперёд. Я бы после Экспо устроил водный фестиваль Балхаш - Алаколь. Водные виды спорта, байки и мотоциклы, множество развлечений, кольцевая дорога вокруг озера, очистительные установки, благоустроенные пляжи, туалеты - под подобное мероприятие можно мощно развить инфраструктуру и привлечь людей ещё больше, количество посещений можно повысить раз в пять.

Э.П. - Это, безусловно, так. Я считаю, что важная системная проблема состоит в том, что если государство берётся за развитие проектов в имиджевом или туристическом плане, то на это уходит очень много денег и инициатива снизу очень часто игнорируется. Мне кажется, что государство нужно протянуть руку помощи инициаторам, которых очень много, но где-то они прячут своих инициативы или не хотят связываться. Я, например, люблю те города, в которых не скучно.

М.Ш. - Да все любят.

Э.П. - Неважно какое там население, важно, сколько там, например, театров и музеев, насколько они интересны, чтобы там был не только флаг и герб, но и серьёзные артефакты или интерактивные экспозиции. Нельзя сказать, что в Казахстане этим не занимаются, так как у нас есть несколько музеев, выстроенных с нуля в годы независимости, но дело не только в этом. Атмосфера у города, комфорт для жителей и туристов создают движения на улице, когда обычные студенты выходят и, например, изображают живые статуи, танцуют, поют - показывают свои таланты и полиция их за это не гоняет. Попробуйте выйти с гитарой на перекрёсток, не факт, что вы не окажетесь в отделении. И это ведь серьёзная проблема, мы эту народную культуру загоняем в квартиры.

М.Ш. - Мы не загоняем её, а убиваем.

Э.П. - Надо наоборот поощрять такое. Вспомните Арбат в 90-е годы и сравните с Арбатом сейчас. Сколько лет прошло, а кроме картин, которые там продают, не чувствуется никакой творческой инициативы.

М.Ш. - Проводится Артбатфест и, несмотря на вторичность или даже третичность своих экспонатов он все равно привлекает туристов.

Э.П. - Интересная страна не та, в которой люди ходят в традиционных платьях и в костюмах с галстуками, а когда есть необычные персонажи - лысые, с красными волосами, кривые и косые, весёлые и грустные. Самое главное, чтобы человеческая порода в нашем городе и стране была разноплановой и разнообразной, это является показателем того, что здесь живут интересные и свободномыслящие творческие люди. И это нужно поощрять, тогда к нам потянутся другие.

М.Ш. - Я тоже так думаю. Мы сидели с Бекнуром Кисиковым - одним из организаторов Тойказана. Он говорит, что на их мероприятие приезжает по 10 тысяч человек, а это любительское мероприятие.

Э.П. - Не всегда даже с участием бюджетников можно набрать такое количество посетителей.

М.Ш. - Есимов и руководитель управления культурой Кульбаев запускали проект "Алматы гул кала" на день города, когда в парке первого президента продают яблоки. Приходили по 500 тысяч человек, полмиллиона. Это чудовищное количество людей, наземный переход к парку дрожал. Проходили мероприятия и на всех готовили еду, продавали яблоки - народ ел и тратил деньги со страшной силой.

Э.П. - Это и есть показатель того, что алматинцы хотят зрелищ, что им их недостаточно.

М.Ш. - Не только алматинцы, еще область.

Э.П. - Этот ресурс нужно использовать. На нем можно заработать деньги, развить городскую инфраструктуру, создать комфортные условия для жителей. Люди не будут пьянствовать в кафе, а будут выходить с семьёй, развивать, дышать свежим воздухом и тратить деньги на более полезные вещи. 

М.Ш. - Я буду продвигать эту тему в Общественном совете. Нам нужен музей военной техники. К примеру, в Фэмили Парке стоят несколько танков и на них постоянно кто-то лазает. Так попросите у министерства обороны несколько списанных старых единиц техники, как в Белорусском музее Великой Отечественной войны, покрасьте их, разрешите трогать и залезать на них. 

Э.П. - Музей с тактильным контактом.

М.Ш. - Представьте, сколько там будет народу.

М.Ш. - Я вообще скажу, что постсоветское пространство, в частности Российская Федерация, переживает небывалый всплеск интереса к музейной тематике. Несколько выставок, которые прошли в Москве и Санкт-Петербурге, заинтересовали людей настолько, что образовывались многочасовые очереди. Люди стояли на морозе, чтобы приобщиться к прекрасному. В нашем музее им. Кастеева также есть несколько работ известных российских художников, о которых мало кто знает. У нас должно измениться отношение к артефактам, создаётся ведь ценная рыночная среда. Музеи бывают не только государственные, но и частные. Есть даже город-музей Мышкин в России, который благодаря частной инициативе стал местом остановки крупных туристических маршрутов по Волге и этим наполняется бюджет города.

М.Ш. - Это известный политтехнолог Глазычев, географ и урбанист придумал личный творческий эксперимент и тот, в свою очередь, получился.

Э.П. - У нас за примером далеко ходить не надо. Алматы - яблочный город. А вы попробуйте найти в аэропорту хоть корзину яблок, хоть яблочные чипсы, в Duty Free ведь кроме алкоголя купить нечего. Почему у нас нет производства сидра и кальвадоса?

М.Ш. - Зейнулла Какимжанов организовывает винодельческий фестиваль Arba Wine и он популярен, люди едут толпами. Мы видим, что у нас есть огромный потенциал для имиджевых проектов. Я поговорю с Центром Развития Города и мы должны составить план городских праздников, которые были бы интересны нашим людям. И если раньше такого не было, то сейчас создать традицию очень легко.

Э.П. - Можно организовать экспедицию с целью поиска могилы Чингизхана, вдруг найдётся.

М.Ш. - У нас есть курганы, никакая экспедиция не нужна. Дальше по Момыш Улы можно просто поставить исторический парк или музей. Чего нам не хватает? У того же музея им. Кастеева можно было бы сделать алматинский филиал, сам музей ведь государственный и демонстрируется всего 10% всей коллекции. Можно выставить ещё 20% и открыть новое место.

Э.П. - Нужно привлекать частных предпринимателей, нумизматов, коллекционеров, которых очень много в Алматы и по всей республике. Я недавно был в Москве и зашёл в музей водки. Частный, небольшой музей, в котором также представлены некоторые казахстанские производители. Там есть копии каких-то исторических бумаг, связанных с водкой и коллекция из более чем тысячи бутылок. Люди платят деньги, интересуются, смотрят. Вход стоил 100 рублей, то есть 550 тенге. Две комнаты экспозиции, полчаса экскурсии и это частный музей, который окупается и приносит прибыль.

М.Ш. - А мы можем сделать проект типа "Исторический квартал Алматы". Застроим, попросим частников прийти туда с ресторанами, ремесленников, делали бы платные мастер классы по приготовлению баурсаков.

Э.П. - Близ Киева есть этнографическая деревня Пирогово, куда посетители приезжают и знакомятся с бытом и традициями украинцев. Я сам в советские годы был экскурсоводом по Алматы и была популярной среди туристов экскурсия на казахский дастархан. 

М.Ш. - Какой год это был?

Э.П. - Конец 80х - начало 90х.

М.Ш. - То есть мы получили независимость и эти экскурсии исчезли.

Э.П. - Исчезли и туристы, а инфраструктура ушла в частные руки. Суть экскурсии была в том, что нас привозили в совхоз Панфиловский на ипподром, где люди катались на лошадях, многие впервые, потом размешались на берегу озера, где рос Апорт, кушали шашлык,  а после в районе Медео в юрточном городке наслаждались казахской национальной едой. Все были довольны как слоны, такие экскурсии оставляют гораздо больше впечатлений, чем посещение официозных музеев или неинтересных театров. Что сложного в организации таких маршрутов?

М.Ш. - Абсолютно ничего сложного. Юрий Михайлович Солозобов предложил создать в Алматы музей Троцкого.

Э.П. - Троцкий может быть очень важным брендом - бар Троцкий, ресторан Троцкий, дачу и дом, которые, к сожалению, не сохранились, можно восстановить. Как в советское время в местах, где Ленин посидел хотя бы пять минут, вешали мемориальные таблички. 

М.Ш. - Потом можно будет внести статью на Википедию, "Музей Троцкого". Можно открыть киномузей.

Э.П. - Да, у нас в своё время находились корифеи советского кино.

М.Ш. - Или "Музей сосланных".

Э.П. - Вернадский, например, был в Боровом. 

М.Ш. - Это покроет не только внутренний спрос жителей Алматы и области, что уже даёт около пяти миллионов человек - почти треть населения Казахстана. Подобные проекты могут привлекать иностранцев и за счёт этого можно существенно поднять культуру города.

Э.П. - Я считаю, что не стоит забывать о наших близких соседях, мы всегда думаем, что приедут богатые японцы и европейцы. В Кыргызстане на Иссык-Куле в дорогом санатории на процедурах я слышал разговор сотрудниц о том, кто из них и когда поедет в Турцию, хотя они работают на курорте и могут бесплатно пользоваться инфраструктурой этого санатория. Странно, что в стране, где туристический потенциал развит больше, люди тоже нуждаются в зрелищах, потому что когда ты живёшь на курорте, тебя совершенно перестаёт это интересовать. Сестра моей супруги живет в Сочи и однажды рассказала нам, что пять лет не была на море. Многие алматинцы не ходят в горы, не считают это достопримечательностью из-за близкого их расположения. Россияне в советское время составляли большую долю всех туристов, особенно жители Урала, Сибири и Кузбасса, ездили к нам. Вода Капчагая и Балхаша это уже не вода сибирских рек, у нас тепло и комфортно. Не нужно игнорировать то, что было давно придумано и отработано, это одна языковая среда, отсутствие виз. Почему не зарабатывать с тех же киргизских туристов? Надо развивать контакты.

М.Ш. - Мы должны хорошо подумать об имиджевых проектах. Не надо делать их гигантскими.

Э.П. - В первую очередь думать об их коммерческой составляющей.

М.Ш. - Опираться на внутреннюю аудиторию и аудиторию стран-соседей, удовлетворять текущие потребности населения и не выпендриваться. Не надо сложных мероприятий типа Олимпиады, а вот простые типа игр кочевников или кулинарных фестивалей будут отличным решением.

Э.П. - Гигантомания и любовь к масштабным проектам, которые стоят миллионы и миллиарды, должна быть искоренена в пользу маленьких инициатив. Гигантизм в определённой степени привлекает внимание и интерес, на этом зарабатываются большие деньги  и, к сожалению, присутствует большая коррупционная составляющая. Практика показывает, что маленькие частные инициативы гораздо лучше. Есть в Алматы много больших помпезных театров на 500-1000 человек, а есть театр Артишок, где люди могут и лежать. Артишок стал культовым местом республиканского масштаба. В Москве я заходил в дом-музей на набережной, здание эпохи конструктивизма, где находились многие репрессированные личности, проживали военачальники, министры и многие другие. Музей представляет собой две комнаты, населенные теми вещами, которые там оставляли жители этого дома за ненадобностью или с целью культурного наследия. Возглавляет этот музей  очень активный человек, вдова писателя Трифонова, автора романа "Дом на набережной". Место является бюджетным учреждением, находится под департаментом культуры города Москвы, но тем не менее они просят совсем немного денег. Там работают два-три сотрудника и при этом привлекают туристов со всей России и из других стран. Люди посещают такие музеи и культура растёт. Подобных мест и у нас много - есть дом писателей, дом артистов, почему бы нам не взять пример с этого музея? Не нужно изобретать велосипед, достаточно посмотреть, что делают наши соседи. 

М.Ш. - Мой знакомый владелец туристического агентства говорит, что нужны экскурсионные автобусы, похожие на лондонские, чтобы в тёплое время года маршрут проходил от Новой площади по всем достопримечательностям города, это займёт около двух часов. Почему двухмиллионный город с кучей артефактов до сих пор без городских экскурсий? Нехорошо. А на этом можно и зарабатывать. Здание небольшого музея будет стоить миллиарда два, на поддержание по 20-30 миллионов каждый год. Можно один раз заполнить его чем угодно, вроде списанной военной техники, поставить палатки и стенды и это будет обеспечивать постоянную прибыль. На мой взгляд, Алматы и каждый областной центр нуждается в 10-20 хороших музеях и около 5-6 ежегодных фестивалей на 100 тысяч человек и, разумеется, постоянные небольшие мероприятия. Это будет хорошо действовать на социально-политическую обстановку, люди будут подобрее. 

Э.П. - Это должно быть рассчитано не только на внешнего потребителя. Если жители города комфортно себя чувствуют, то и гостям будет хорошо. Мы должны в первую очередь делать это для себя. 

М.Ш. - 75% на нас и 25% на внешнюю аудиторию. Время нашей беседы подошло к концу, в студии радио Медиаметрикс Казахстан был руководитель фонда "Мир Евразии", политолог Эдуард Полетаев, говорили мы об имиджевых проектах. Слушайте и смотрите нас на сайте radiomm.kz и на нашем канале на YouTube. С вами был Марат Шибутов, до свидания.

 

Расшифровала Полина Абугалиева