Из первых уст

28 ноября 2017, 17:00

Soul of Nomad – эмоции в люкс сегменте

Гость программы: Назим Палташев, создатель бренда одежды Soul of Nomad.


0:00
0:00
Открыть чат

ТЕКСТ

comments powered by HyperComments



Из первых уст: Soul of Nomad – эмоции в люкс сегменте

 

Аида Досаева (А.Д.) -Добрый вечер, дорогие друзья! Сегодня, как всегда, во вторник, у нас в гостях в программе «Из Первых Уст» на радио Медиа Метрикс Казахстан Назим Палташев. Сегодня мы пригласили Назима Палташева поговорить о том, как пришла к нему идея создания личного бренда. Он прилетел к нам из США, несколько дней назад, когда Назим представлял свою первую новую коллекцию. Сейчас он нам сам расскажет об этом. А я хотела бы рассказать немножко о нем. Назим Палташев родился в Алма-Аты, он учился в нашем городе, его родители работали в Санкт-Петербурге в то время, поэтому его жизнь проходила между двумя городами. В 1996 году Назим вместе с семьей переехал в США, переезд был связан с работой его папы. Потом он учился в США, получил степень. Через какое-то время после окончания университета Назим вернулся в Казахстан, в Алма-Аты, поработал здесь немного на проектах, но потом он снова вернулся в США.. В 2015 году к Назиму пришла идея создания собственного бренда, который мы сегодня знаем, как Soul Of Nomad. Назим, давайте поговорим об эмоциях в люкс сегменте, а начнем с того, как вам вообще пришла идея создания собственного бренда. Расскажите, пожалуйста, об этом.

Назим Палташев (Н.П.) - Здравствуйте, очень приятно находиться сегодня здесь на этой программе, и поделиться деталями о нашем бренде. Идея бренда пришла действительно случайным образом, в самолете. По работе мне часто приходилось летать, между Сан-Франциско, Нью-Йорком, Европой, Алма-Атой. На одном из полетов мой сосед летел на важную встречу. И он всю дорогу возмущался, фыркал, что у него не будет возможности по прилету заехать в гостиницу и переодеться, потому он летел в костюме, и ему нужно было выглядеть хорошо. Но после 10 часов полета, ни для кого не секрет, вы будете выглядеть помятым. И он очень возмущался, спрашивал почему нет такой одежды, которую можно использовать как костюм, но в которой комфортно летать при этом, не всегда же есть возможность напрямую поехать в гостиницу или быстро переодеться, отгладиться. Поэтому, как и положено, истории Кремниевой Долины, Силиконовой Долины, все это было записано на маленькую салфетку, по прилету я обратился к своим профессорам, в тот момент я был в программе MBA в университете в Малибу. Профессорам очень понравилась эта идея, и мы начали эту идею сворачивать в проект. И вот так, можно сказать, наша идея родилась.

А.Д.-Можно сказать, что вам помогли ваши преподаватели, профессор?

Н.П. – Да.

А.Д. – Это замечательно. А после этого, вы же сами всем занимались? Подбирали команду единомышленников, или просто талантливых людей?

Н.П. –Там была очень интересная история. В реальности, там был не один профессор, а несколько, так как это была MBA-программа, очень много адвайзеров, я обратился сразу к группе профессоров. Кто-то был специалистом в маркетинге, кто-то – в стратегическом планировании, поэтому поддержка идеи пришла сразу от нескольких профессоров. В тот момент мы делали проект, и мы подошли к этому с инженерной точки зрения, потому что мы не знали в тот момент, зайдем ли вообще в люкс-сегмент. Если говорить о люкс-сегменте, и почему Soul Of Nomad оперирует сейчас в этом сегменте, можно назвать это результатом стратегических калькуляций. Мы исследовали, как ведут себя бренды, на каком рынке у нас есть шанс выживания, какие капиталовложения мы собираемся сделать. На тот момент финансирование было очень маленькое, практически его не было, и это была немного сумасшедшая идея: создание бренда из Кремниевой Долины, который будет соперничать с мировыми брендами. Поэтому на тот момент профессора и наши калькуляции показали, что высокий шанс выживания для нашего бренда был именно в сегменте люкс. Вот так и родилась идея, она пришла не с эмоциональной, а именно с инженерной точки зрения.

А.Д. - Замечательно. Назим, я пригласила вас на свою программу по нескольким причинам: во-первых, вы – наш соотечественник, вы родились и жили в Алматы, но главная причина – у меня тоже есть жизненные принципы, основанные на личном опыте рекомендации, я делюсь ими с молодыми людьми, и один из них – ничего не бояться. Мне очень понравилось, когда вы рассказывали о том, как вам пришла эта идея, и вы сразу окунулись в нее с головой, сразу начали просчитывать. Фактически, у вас уже не было никакой возможности сделать шаг назад, да?

Н.П. - Да, я считаю, что иногда нужно сжечь, так сказать, мост отхода.

А.Д. - Все мосты, да?

Н.П. - Да, потому что когда мы начинали этот проект, я прекрасно понимал, что мы в какой-то мере стратегически загнали себя в угол, потому что понимали, что маркетинговые, например, затраты будут очень высокие для люкс-сегмента, то есть нам нужно было находить инновационные пути для развития бренда. На сегодняшний момент, за 2 года существования компании в маркетинг было вложено 0 долларов. То есть, мы стали известны благодаря не маркетингу и не какой-то рекламе. Мы находили всегда очень инновационные пути, свои пути, то есть как продвигать этот бренд в сложном и конкурентном рынке.

А.Д. - Вы знаете, очень интересно, что вы сейчас подметили про модные дома, именно в люкс-сегменте, они обычно тратят большие деньги на маркетинговые расходы. По крайней мере, так пишут в умных журналах (смеется) по бизнесу, о том, что это очень важная составляющая в их расходах. Мне это очень интересно, и ваш опыт, наверное, нам надо более досконально изучить потом. Давайте немного поговорим о философии вашего бренда. Что стоит за самим брендом, что является его платформой и основными ценностями? Обычно люди выбирают бренд по эмоционально-родственным мотивам. Потому что они уважают основателя, потому что качественный товар, или потому что бренд удовлетворяет их потребности, и так далее. Вот можно немножко об этом?

Н.П. - Да, когда мы с моей сестренкой, которая является моей правой рукой, начали задумываться о том, что должно продаваться в люкс-сегменте, мы пришли к одному. В центре каждой легенды есть определенная одна ценность. Для Soul Of Nomad, это, в первую очередь, путь человека внутри себя. То есть, каждый человек проходит определенный путь, и он этот путь должен пройти сам. Вокруг нас окружают друзья, знакомые, но вот этот внутренний мир... Часто бывает, что люди сталкиваются с трудностями, с новымии начинаниями. Этот путь должен пройти человек внутри себя сам. Когда мы обсуждали наше стратегическое планирование и позиционирование, мы понимали, что нам нужно задеть разные сегменты, разных людей из разных диапазонов. То есть, у нас не было четкого фокуса на определенный сегмент, потому что мы говорили: надо сделать бренд, который будет очень хорошо восприниматься очень многими людьми, то есть можно сказать, что даже нет разделения по возрасту. То есть, есть люди молодые, которые стремятся к чему-то, и это им близко, есть люди, которые через очень многое прошли в жизни, через падения, подьемы. И поэтому, когда мы говорим о Soul Of Nomad, мы всегда фокусируемся на человеке, который готов дать достойный ответ всем вызовам судьбы. Человек, который ничего не боится, человек, который готов делать этот первый шаг. Как всегда, мы знаем, первый шаг, он всегда самый сложный. И такие люди есть, их много, особенно в Казахстане. Предприниматели, наш бренд будет близок им, потому что вести бизнес здесь, в Казахстане, это сложно. И я всегда снимаю шляпу перед предпринимателями, я всегда снимаю шляпу перед теми дизайнерами, кто работает в мире моды, потому что сложный рынок. Есть определенные сложности, но ребята продолжают двигаться. Они не уезжают, они смотрят вперед, они что-то создают, поэтому этот бренд – именно про таких людей. И таких людей по всему миру очень много. Поэтому, мне кажется, каждый может найти частичку себя в философии нашего бренда.

А.Д. - Назим, вы как раз предвосхитили мой вопрос о целевой аудитории. Вы уже частично ответили на него, но расскажите пожалуйста еще немного. Вы первоначально, если не ошибаюсь, позиционировали бренд как бренд мужской одежды. Я читала статью в американском Forbes, куда вы попали, и там была статья о том, кто какие джинсы носит, и там среди прочих знаменитых, фундаментальных брендов, так же был и ваш бренд. Скажите, вы теперь фокус немного смещаете в сторону женской аудитории, или это связано с какими-то потребностями?

Н.П.: - Да, это очень интересный вопрос, когда нас спрашивают: «почему вы начали делать женские джинсы, и собираетесь развивать дальше женскую линию?», ответ немного сложный, потому что все считают, что мы пытаемся увеличить наш оборот или завладеть рынком. В реальности основной знак успеха нашего бренда – то, что мы никогда не гнались за оборотом, никогда не гнались за большии деньгами. У нас всегда в приоритете решение проблемы. Самое важное – принести эту ценность тем людям, которые их носят. Женская коллекция – это наш ответ на просьбы клиенток, многие спрашивали «почему вы не делаете джинсы для сильных духом женщин? Мы тоже сильные!»

А.Д. - Мы тоже в себе проходим путь...

Н.П. - Да, и я скажу вам, что так оно и есть, и они были абсолютно правы. И мы с моей сестрой как-то сели, и стали стратегически к этому подходить: что же нужно сделать? И мы поняли, что не важно, мужчина вы или женщина, бизнесмен вы или дома сидящая бизнес-леди, вы так же проходите этот путь. Все, что вы делаете – это ответ на вызовы судьбы. Просто каждый это делает в своей экосистеме. И для нас это было органическое добавление, которое очень мягко зашло в наш бренд, и сейчас мы продолжаем его развивать, и мы думаем, что все же очень правильным было решение – предоставить коллекции для женщин.

А.Д. - Назим, знаете, я этот вопрос не собиралась у вас спрашивать, но сейчас мне захотелось: а чем все-таки отличются ваши джинсы? Что является их отличительной характеристикой? Можете сказать?

Н.П. - Да, конечно. Наверное, самой отличительной характеристикой наших джинс является наш подход к разработке продукта. Потому что он немного не типичен для мира моды. У нас занимает достаточно долгое время разработать концепт продукта, детали продукта, и самая важная вещь – это посадка. У нас достаточно сложный процесс разработки посадки джинс. Потому что, я немного уйду в детали, ни для кого ни секрет, что каждая джинса садится по-разному. И когда джинсы проходят определенный цикл обработки, в зависимости от размеров, они садятся на каждое тело по-разному. Поэтому, когда вы разрабатываете новые модели, их нужно прогонять через несколько washing process. Их моют, садят, обрабатывают, немного царапают для красоты, какие-то детали добавляют... Наш цикл отличается тем, что мы делаем это 6 раз. Многие бренды делают это всего-лишь 3 раза, мы делаем это 6 раз, чтобы убедиться, что посадка практически идеальна.

А.Д. - То есть, в джинсах главное – посадка, а не ткань, не крой и не лекало?

Н.П. - Нет, важно все вместе. Посадка – можно сказать, самое приоритетное. Теперь то, что касается материала. Конечно, мы поставляем наш материал с лучших текстильных фабрик по всему миру. В люксовом сегменте мы всегда используем итальянский деним, который делает завод Кодиани, используем японский деним, и конечно мы используем высокотехнологичный американский деним, для разных моделей – разных цветов. Так же у нас специфичный подход к детализации продукции. Все молнии мы разработали с нуля, хотя, казалось бы, какая деталь... Взял, купил молнию, поставил. В реальности мы к этому подошли очень инженерно, не как люди из мира моды. Мы провели научные исследования, и поняли, что есть очень тонкая корреляция между человеческими эмоциями и моментом, когда человек расстегивает и застегивает свои брюки в течение дня. Мы хотели сыграть на эмоциях, для нас это был больше подход Стив Джобса, когда у продукта абсолютная синергия с эмоциями человека. И поэтому, когда мы стали разрабатывать наши молнии, мы были очень внимательны к таким моментам, как выглядит даже наша собачка, как мягко расстегивается молния. Потом, чтобы не было острых углов, потому что ваш ноготь может нечаянно попасть при расстегивании. Особенно, мне кажется, для женщин важно, потому что они часто следят за ногтями, и нет ничего ужаснее, чем, когда у вас на встрече или мероприятии сломался ноготь, мне кажется это такая большая трагедия (смеется).

А.Д. - Спасибо, вообще интересное ваше внимание к таким деталям. Не буду называть бренды, но пока вы рассказывали, я вспомнила, что у меня очень часто ломаются замки, даже на брендовых вещах, допустим на куртке... Единственное, чем я удовлетворена, у меня есть одна куртка, Сони Рикель, там замок уже работает 10 лет, наверное, и ничего с ним не делается. А вот в последнее время — это какая-то проблема, вы очень точно подметили.

Н.П. - Да, теперь вы будете чаще обращать внимание, даже на молнии.

А.Д. - Точно!

Н.П. - Да, и мы даже всегда прорабатывали, как мягко молния идет, застегивается. То есть, даже эти эмоции, эт начало дня для человека. То, как молния пройдет, так и день – мягко, без застреваний.

А.Д. - Наверное, вы обратили на это внимание, потому что у вас бренд из Кремниевой Долины?

Н.П. - Да, рынок очень сложный, в реальности, люкс-сегмент. Мы должны приносить людям что-то новое, и люди должны понимать, что те, которые стоят за брендом – это не какая-то этикетка, даже не крутой материал. Они должны получать целостный, интересный продукт.

А.Д. - И ценный.

Н.П. - Да, ценный. Даже в наших позолоченных молниях из розового золота есть определенный символизм, мы коммуницируем с нашими клиентами. Во-первых, мы из Кремниевой Долины, чуть южнее Сан-Франциско, Золотой Штат, как он называется; во-вторых, левай Страусс 140 лет назад нашел свой продукт, джинсы нашли коммерческий успех; в-третьих, золото очень часто, практически всегда используется в микроэлектронике, ни для кого это не секрет, а Кремниевая Долина – родина микроэлектроники. Поэтому, у нас такой тройной символизм в позолоченных молниях, поэтому это четкий месседж, который коммуницирует через наше ДНК, а не просто что мы хотели сделать в стиле люкс-сегмента.

А.Д. - Мы начали говорить, давайте продолжим, есть ли у вас вообще в целом стратегия, с которой, как вы говорили, помогали ваши замечательные преподаватели, и есть ли стратегия продвижения бренда. Вы упомянули про расходы на маркетинг, но расходы – это лишь составляющая часть стратегии, правильно? И раз вы выбрали альтернативный путь развития, давайте поговорим подробнее об этом. И раз вы начинаете свое мировое турне с города, в котором вы родились, расскажите подробнее как дальше будет проходить, какие страны, города, как вы будете коммуницировать?

Н.П. - Да, уникальность нашей стратегии – в подходе к узнаваемости бренда. Он был очень интересный, потому что на тот момент у нас был выбор – основать бренд в Лос-Анджелесе (это близко к заводам, на которых мы шьемся, и все-таки мир моды больше сосредоточен именно там), чем создавать бренд именно из Кремниевой Долины, где мы окружены хай-тек компаниями. Я думаю, что успех нашего бренда заключается в некоей его странности, потому что не было еще ни одной компании, которая создавала бы люкс-бренд из гаража, не из самого модного места, такого как Сан-Франциско. Если Сан-Франциско – модный город, то Кремниевая Долина – это люди, ходящие в непонятных джинсах, возможно талантливые в своем мире программирования, но не всегда обращающие внимание на внешний вид. Для нас с сестренкой это был челлендж, но с другой стороны мы понимали, что будем другими. А сейчас не нужно повторяться за кем-то, нужно быть аутентичными. В люкс-сегменте люди умеют оценивать вещи, потому что сами успешны, через многое прошли. Мы не можем им продать стекляшку с наклейками. Эти люди покупают вещь не потому, что это дорого, а потому, что вещь несет определенную эмоциональную нагрузку, качество. Без качества вообще вы не можете заходить на этот рынок, вы должны быть самыми лучшими. Когда мы начали разработку чемоданов, для нас было важно стать не только джинсовым брендом. Джинсы – это универсальный продукт с Кремниевой Долины. Процесс создания чемоданов, как и джинс, достаточно энергозатратный. Но это помогло нашему бренду сразу закрепиться на разных сегментах, и мы сразу перестали быть джинсовым брендом. Мы хорошо сейчас воспринимаемся аудиторией как модный дом, lifestyle-бренд, который делает именно вещи для путешествий. Все клиенты понимают, что мы будем расширять нашу линейку. А почему мы начали именно с Казахстана? Мы сначала собирались сделать мероприятия в Сан-Франциско, потом – в Лос-Анджелесе, в Нью-Йорке, как и положено. Но когда мы обсуждали это с сестренкой, появился внутренний дисбаланс, и мы посчитали правильным начать бренд там, где начались мы сами. Там, где начинали путь мои дедушка и бабушка, которые были достаточно известными людьми в легкой промышленности Казахстана. Моя бабушка возглавляла Алма-Атинскую ковровую фабрику 25 лет, строила здесь многие комбинаты, так же и дедушка построил в советкие времена завод Тускиз, который известен ремесленной продукцией, сувенирами.

А.Д. - То есть, не случайно вы после МВА оказались в этой индустрии?

Н.П. - Да, вы знаете, это, можно сказать, зов предков. И наша презентация здесь – это как бы дань земле, дань родине. Хоть мы и американцы, но мы близки с Казахстаном. Наша душа всегда здесь, мы приезжаем, возвращаемся. Для нас это такое, очень сакральное место. Для нас эта дань уважения была очень важна, даже на энергетики.

А.Д. - Отлично, а скажите, в каких еще странах кроме Казахстана и США вы планируете продавать? Я читала, что бренд эксклюзивный, штучный. Для Казахстана, если не ошибаюсь, вы на презентации объявили цифру 35.

Н.П. - Да, 35 для Казахстана. Мы поделили мир на регионы на данный момент, сейчас у нас идет очень большая поддержка от министерства Торговли США, потому что им очень нравится то, что мы делаем новый взгляд на джинсы, совсем другой. Поэтому сейчас, с помощью министерства торговли США мы планируем разворачивать наши мероприятия, а следующий год мы планируем презентации по всему миру. Для нашего бренда очень важна узнаваемость, и люди хотят про него узнать, но пока мы не везде присутствуем, потому что мы очень маленькие. Что касается 35 комплектов – это только на Казахстан, на первые 6 месяцев. Мы делаем тысячами, но это очень мало, в любом случае, это очень эксклюзивно, но по всему миру так расходится, и ничего не остается. Следующие наши шаги: очень перспективный рынок для нас – Япония, они хорошо воспринимают бренд. Ближний Восток: Арабские Эмираты, Саудовская Аравия. Так же в планах и Китай, Гонконг, и традиционные места. Так же это будет и Москва, и Баку, Лондон, Нью-Йорк, Сан-Франциско, Лос-Анджелес, где у нас очень много клиентов и очень большое количество фанатов среди звезд. Организация этого мероприятия требует очень тщательного подхода, но это обязательно будет.

А.Д. - Возвращаясь к тому, как вы решились на создание бренда, я бы хотела спросить, как вам удалось начать сотрудничество с модным домом Leo Lucati, который принимал участие в разработке известных брендов, таких как Dolce&Gabanna, Chanel, возможно других. Как это происходит, вы же не просто так пришли, сказали «давайте со мной работать». Можете поделиться опытом для наших талантливых дизайнеров, которые у нас здесь живут?

Н.П. - В реальности, у нас есть очень интересный фирменный знак, который будет идти на новой коллекции – это волки. Для тюрков это большой знак, но в реальности волк – это благородное животное, которое символизирует очень многое для народов по всему миру. Есть очень хорошая поговорка: «волка ноги кормят». И то же самое, когда мы говорим о всех наших контактах с заводами – знаете, я просто брал и делал, находил связи. Знаете, когда я впервые летел в Милан, где-то над Франкфуртом меня начали посещать такие мысли: «куда я лечу, зачем, зачем я вообще впихнулся?».Тогда все деньги уходили на производство, я жил в маленькой комнатушке на окраине, и думал, что совсем ничего не знаю в Милане.

А.Д. - А вы итальянский язык не знаете?

Н.П. - Нет, я итальянский, к сожалению, не знаю. Там приехали друзья. И знаете, самое главное – мы стучались в двери, мы приходили и говорили, что хотим. Мы показывали чертежи, показывали, что мы можем. Наши коллеги, те бренды, с которыми мы сейчас работаем, не восприняли нас с долей скептицизма. Им очень понравились наши разработки, новый взгляд на это, наша аутентичная философия.

А.Д. - Инженерный подход?

Н.П. - Да, инженерный подход. Как мы смотрим на люкс-сегмент, наши рюкзаки, чемоданы. Потому что если вы посмотрите на продукцию – там все предусмотрено для современного путешественника: для телефона, зарядок, того, как вы проходите секьюрити, чтобы вам не пришлось вытаскивать лаптоп из глубины сумки и класть в пластиковую коробочку. У нас все продумано, каждая мелочь. Для итальянского дома это было новинкой, так как они – древний дом моды, и восприняли это с большим энтузиазмом. Они сказали: «мы чувствуем, что ты болеешь за свою компанию. И даже то, как ты бегаешь, собираешь деньги для прототипа...Мы хотели бы с тобой работать.»  Это – не самый дешевый ремесленный дом, но это – самое лучшее качество, которое можно получить. Есть очень большая разница в иерархии, где вы производите. То есть, можно производить где-то в Тоскане, там тоже очень много ремесленных домов, но у нас такое отношение к качеству, потому что рынок требует скурпулезного подхода к качеству. Каждый стежок, каждая прострочка должны быть идеальными. И чемодан должен служить, это не быстрая мода, а то, что можно передать своим детям. Такие вещи раньше делались, в 30х годах, в прошлом веке, потому что тогда у людей не было много вещей. И так же наш бренд фокусируется на том, что не нужно иметь много. Сейчас мир потребления, мы бесконечно потребляем. Люди имеют 40-50 джинс у себя в шкафу, одевают максимум 2-3 пары. Потом покупают новые. Люди никогда не задумываются, что на каждую пару уходит минимум 200 литров воды. Где-то на другой стороне планеты экология убивается.

А.Д. - И кожа то же самое?

Н.П. - Да, обработка кожи. И потому мы делаем все это в США, используем передовые технологии и поставщиков. Почему-то многие думают, что если мы из Кремниевой долины, то у нас чемодан должен сам кататься, какая-то зарядка должна быть. Я говорю, что это – не высокие технологии. Высокие технологии – это наши материалы, как сделан чемодан, как обрабатывается кожа, не убиваете ли вы экологию по ходу производства.

А.Д. - Назим, поскольку мы говорим о вещах, назовите пожалуйста сайт, где зрители могут посмотреть.

Н.П. - Да, www.soulofnomad.com. Логистика налажена, мы работаем с FedEx, DHL, это все быстро отправляется, и внутри Америки у людей есть возможность заказать, чтобы дошло за сутки, за 2 дня, 5 дней, а также на Казахстан, Китай, Японию. Постоянно в Арабские Эмираты отправляем что-то, в Европу. Спокойно у нас доходят посылки DHL или государственной почтой США.

А.Д. - Окей, отлично. Еще 1 вопрос, который хотела задать – что для вас было самым большим вызовом? Во всем процессе, от первой встречи с тем человеком в самолете, до сегодняшнего дня. Какой был самый большой для вас вызов?

Н.П. - Это борьба со стереотипами.

А.Д. - Не деньги, не поиск новых партнеров, а борьба со стереотипами?

Н.П. - Да, это борьба со стереотипами, потому что всегда, когда вы будете начинать бизнес, важно побороть стереотипы восприятия и мышления, как люди воспринимают бренд. Для бренда это было стратегически сложно. Для меня и сестры решить этот вопрос было основной стратегической задачей. Почему? Потому что человек так устроен, что воспринимает только успех. И когда вы начинаете что-то новое, это сложно. Человек воспринимает только что-то большее. Как пример, можем взять компанию AirBnb, Uber, таких компаний тысячи. Сейчас они известны, мы пользуемся их сервисами, но когда они только начинали, никто о них не знал. Так же и высокие модные дома. Когда я встречался с коллегами, они говорят, что все начинали так. Salvatore Ferragano шил Барбаре Стрейзанд туфли и многим голливудским звездам, сам, в маленьком ателье. Сейчас это гигантский конгломерат. То же самое с Шанель, она начинала в маленьком ателье. Этот путь один для всех. Это сейчас мы покупаем эти вещи на эмоциях. Так же начинали и мы. Мы уникальны в том плане, что мы всего 12 месяцев на рынке. Но мы известны, соперничаем, бросаем вызов в таком сложном, высококонкурентном рынке. Борьба – это доказать, что мы можем, что наши вещи не только не хуже, но и лучше, у них другой подход с разработке. Для нас это было самым сложным, потому что деньги не решают. Деньги вы рано или поздно найдете. Сила воли должна быть, потому что это риск, на который вы идете. Если стратегически посмотреть, для нас с сестрой была самой сложной борьба именно с этими стереотипами. И то, мы побороли ее достаточно быстро.

А.Д. - Спасибо, Назим. И еще один вопрос, вот Вы – бренд из Кремниевой Долины, Вас по праву можно назвать тем же стартапом. То, что Вы рассказываете – это очевидный стартап. Какими уроками вы можете поделиться? Если вызов – борьба со стереотипами, то что бы вы, глядя на эти 12-18 месяцев, сделали по-другому?

Н.П. - Отвечу сразу, я бы ничего не сделал по-другому. Потому, что это путь. Это – то, что должно было быть, мое отношение к этому. Что же касается советов: я считаю, что нужно всегда окружать себя правильными менторами, людьми из разных секторов. Которые были или являются успешными в своей среде, возможно – серийные предприниматели, которые поставили 2, 3, 4 проекта. И они точно совершили много ошибок. И где-то они вас будут направлять. Что бы я сделал по-другому? Я бы, наверное, мало что смог бы поменять, потому что время назад не вернешь. С другой стороны, каждый бренд и каждая компания – индивидуальна, в любом слуае она будет проходить через ошибки. То есть, если вы у кого угодно спроисте, что бы он сделал по-другому, у каждого найдется длиннющий список. Но, к сожалению, мы не можем вернуться обратно.

А.Д. - Мы опять возвращаемся к вашей философии, вашему бренду, что каждый должен пройти свой путь сам. Это замечательно, потому что это близко, не только мне, вам или сестренке, но я думаю, что многим близка идея, что свой путь каждый должен пройти сам. Осознанно, целенаправленно, со своими ошибками. В общем, я у вас уже спросила все, что хотела спросить. Если хотите что-то добавить, можете добавить, если нет- пожелания зрителям и слушаелям нашего радио и нашему радио.

Н.П. - Спасибо большое. Я хотел бы добавить, для тех молодых людей, которые собираются начать свое дело, не сдавайтесь. Верьте в себя. Люди любят успех, но они всегда пропускают тяжелые моменты. И поэтому люди должны стараться всегда идти вперед, никогда не сдаваться, верить в себя, идею, и все будет хорошо. Потому что в этом мире решают сегодня не деньги, а мозги, желание, труд, упорство.

А.Д. - Отлично, спасибо большое, Назим. А я хочу вам пожелать в преддверьи Нового Года и Рождества успехов, удачи и новых побед. Всего доброго!

Н.П. - Спасибо большое, до свидания.